?

Log in

No account? Create an account

Пропить, коли не пропели

Oct. 13th, 2010 | 01:56 pm

Самое ценное воспоминание из начальной школы – это как Стас назвал Петька «сукой», а я всё удивлялся, что ведь это слово женского роду, как им можно назвать парня?
Впрочем, нет, было и еще одно, тем более, я обещал написать о Любви Валентинне, музычке нашей.

Однажды нас заставили петь в актовом зале, то ли перед ветеранами, то ли с другой целью. Сказали придти нарядными. Я пришел в джинсах, не нонконформизма для, а проебал просто. Было и еще несколько человек.

Мы были на пятом этаже в кабинете музыки. Мы – те, кто пришли не по форме. Было тяжелое молчание, потому что учительница увела остальных, нарядных, разминаться в пении из серии Вьется в тесной печурке гармонь (хорошая, кстати, песня).

Маша Денисова прибежала в кабинет со словами «одну отвоевала!» и увела свою лучшую подругу Олю Рябинкину, хотя та, звезда театра, пришла в шортах, а не в юбке. Любовя Валентинна, видимо, считала, что коль скоро через юбки лучше видно пизду, так и надо одевать ее, а через шорты смотреть промежность мешает промежность шортов.

О нас было доложено классному руководителю, велено, чтобы мы звонили домой и чтобы родители нам несли торжественную форму. Я позвонил, но мама принесла не торжественную, а спортивную, и меня не пустили петь. Я завидовал Вове – ему мама принесла парадные брючки и рубашечку, и он пошел петь.

Нас, кто не по форме, очень отругал директор, толстая Нина Ивановна. Было отмечено, что хрюшки, нарисованные на подносе, который нам памятно презентовали, похожи на нас – мол, мы тоже свиньи, те, кто не переоделся, кто пришел в этой ковбойской одежде, джинсах, и не пел.

Я млею от ненависти к вам, суки. Спасает меня только то, что уже в одиннадцатом классе я, в компании Ромы и Ко, украл с крыши несколько вентиляторов, мы их, коллективно, сдали на цветмет и пропили очаковскими пивными баллонами.

Это оправдывает ваше существование, пиздагогика.

Link | Leave a comment {7} |

Школа, в небе жгут корабли

Oct. 12th, 2010 | 01:38 pm

Школу я, как и любой более или менее пристойный человек, пошедший в это говно, да еще и в тот период, когда СССР дал дырку, а России, великой и могучайшей, еще толком не было, ненавидел.

Из ранних классов мне запомнилась только Аня Седач с обветренными губами, туалетная бумага в классе, которая висела в самом дальнем углу, так что тот, кто хотел продристать себя, вынужден был, под пристальным взглядом однопартников, топать и постыдно отматывать себе побольше, потому что вдруг не хватит.

Еще до пятого класса мы и переодевались в одной комнате – и девочки с мальчиками равно стягивали с себя глупые, непонятного, как автобусы в провинции, цвета колготы. Когда мы в детском саду нюхали друг у друга письки, это не было стыдно, когда снимали эти глупые колготы в школе – право слово, было.

Старшеклассников заставляли дежурить на этажах с первачками, я тоже запомнил: однажды, когда я бегал и орал по коридорам, меня поймала какая-то социалистка класса из 10-го и злобно сказала – чтобы я тут тебя не видела, ты понял? Я потом три дня боялся выходить на перемену.

Надеюсь, что эта сучка окочурилась от чего-нибудь серьезного или хотя бы стала жирной матерью двух остолопов-детей, в результате чего муж ушел от нее к кому-нибудь посочнее.

Классручка, к которой потом, классе в пятом, бегали обниматься наши одноклассницы-идиотки, всё время меня заставляла переписывать мои домашние задания, потому что у меня был плохой почерк. Меня оставляли после занятий, и мама плакала, мол, сына оставили после занятий. Почерк у меня плохой и до сих пор. Эту классручку однажды моя мама пригласила на мой день рождения – она сидела на старом, продавленном диване и подарила мне бесполезную книгу Майн Рида, которую читать в эпоху «Микки Маусов» было глупо, а сейчас так еще анахроничнее.

Она даже сделала там дарственную надпись, как будто забыла, как оставляла меня переписывать мои домашние задания. Хуже всех была музычка Любовь Валентиновна, но об этой мрази надо писать отдельно и очень под алкоголем.

Так что, скорее всего, самым счастливым из детства было то, как я летом был у бабушки в деревне, а в начале июля приезжали пахнущие заграницей мама и папа с новыми футболками и игрушками.

Link | Leave a comment {10} |

Праща Давида

Sep. 24th, 2010 | 03:50 pm

В параллельном классе учился некто Давид. Девочки, особенно не самые красивые, а потому стильные, сходили с ума от его попы. И еще он занимался боксом.

Я бы и забыл о нем, если бы не его сестра Тея, которая была физиологична. Когда я сказал Давиду о Тее, он собирался набить мне морду, а потом начал шутить добродушно, просто потому, что он, в принципе, был прикольный чувак.

Где-то в середине первого курса, когда все студенты начинают считать себя почему-то студентами, взрослыми и что им можно курить, я попал на школьную дискотеку своей школы. Восьмиклассники обсасывали друг друга, какой-то выпускник ебал другую выпускницу на площадке перед чердаком, Лика была в белых штанах, так что всё было как и принято.

Давид зашел за шторку, около сцены актового зала, там, где сидели ставящие музыку, а сидел и я, точнее – забрел. Тогда я в первый раз я увидел, что такое «пальцы веером», потому что он, держа в руке модель сотового телефона, говорил, обращаясь ко мне, подобно тому, как зайдя в трактир, иные принимают первого попавшегося за полового, - это, давай, пусть нам поставят Рики Мартина там, ну или типа того, да. И действительно махал пальцами.

Лет за шесть до этого одна моя знакомая Юля Студницына, сравнив меня с кем-то, говорила, что я, по сравнению с этим кем-то, Рики Мартин. Почему Давид не взял меня в этом свете – непонятно.

Link | Leave a comment {2} |

(no subject)

Sep. 7th, 2010 | 10:12 pm
music: веселая, блядь

Когда мне снятся люди, которые когда-то были мне родными, а теперь мертвые - мама, Ксения, мне они всё время снятся, как будто смертельно больны, всякими раками мозга, всяким другим.

Один раз я пытался пристрелить смертельно больную маму во сне. Ксения как-то тоже была радостная и тоже обречена.

Потом я просыпаюсь и знаю, что я их никогда не увижу.
Моя электричка в 5-50 утра, ну или в 6-29.

Link | Leave a comment {2} |

Вписка

Sep. 6th, 2010 | 10:40 pm
music: ну и музыка, и чего?

Я никогда не был "вписочником": я мало бывал у своих девушек в квартирах и комнатах, а когда пришла пора ложиться с одной из них в одну из постелей, так чуть и вовсе не разделил (на двоих) брачное ложе.

Поэтому каждую квартиру я чем-то да запомнил: у Лики я никогда не был, у Кати тоже не был, у Ани - такса, но это скорее двор и овраги, у Тани - когда ей компьютер поставили крутой и еще как мы с ее папой смотрели "Неуловимых", а он цитировал, у будущей (и настоящей) жены - скрипучие, древеснутые полы и сыр "Масдам". Ну и другие штуки. У Маши, к слову, я тоже не был.


Одна из причин состоит в том, что я всегда писал мимо унитаза, мне было сложно пописать не мимо. Это отвратительно, когда лежит на полу журнал, скажем "Мой сад", который читает ее мама - и ты говоришь себе: нет, не туда. Но туда.

Прожив шесть лет в браке я догадался, что можно и садиться, тогда не будешь писать мимо унитаза. Слава богу, ребята, я работаю - там можно ссать хоть в бачок, спасибо вам, девчонки, я вас всех в какой-то степени любил.

Link | Leave a comment {4} |

За милых - дам.

Aug. 26th, 2010 | 11:18 pm
music: ...

А было по тринадцать, а и поллитровка, следовательно, учитывая, что нас, которым по тринадцать, было четверо, значит каждому по пятьсот разделить на четыре, плюс колбаса, купленная в том типе провинциального магазина, где кассеты Жени Белоусова так же продаются на развес, как зубные щетки из последней рекламы, ну и колбаса тоже, ровно в том количестве, которое осталось от купленной бутылки.

Мы сидели в шалаше под дождем, на плесском склоне. Шалаш сделали Паша и Вася, шалаш был таинством.

Водка была невкусная, и мы пили за что-то, пока я не поднял тост за "девочек", а меня подняли на смех - за каких таких "девочек", за девушек, а лучше - за женщин!

Ненавижу слово "женщина" - в моем представлении это та, кто торгует кассетами Жени Белоусова оптом.

В те времена каждый вел себя, как будто он не невинен, хотя тогда, когда я в это лето случайно положил руку на грудь любимой девочке, я сказал ей - извини.

Это смешнее, чем когда Дима во время бракосочетания с Леной на слова ЗАГСовской служащей, мол, можете поздравить супругу, кивнул головой и сказал "поздравляю!".

Если кто не в курсе, в этот момент надо целоваться.

Но вернуться и потрогать грудь той девочки я не могу - она замужем, у нее муж и мальчик. Да и я уже тоже, в общем, не девочка.

Link | Leave a comment {2} |

Мальчики

Aug. 11th, 2010 | 09:27 am

В моем городе, на моей стороне, со мной здоровается какое-то странное количество молодых людей из серии шестнадцатилетних рэперов, которые считают за откровения высказывания Басты и Эминема, стоят в очередях за «Беломором», знают какие-то их, подзаборные, подгаражные правды из громких мобильных телефонов.

Я не знаю, откуда я их знаю, но знаю, откуда они знают меня – скорее всего, я давил с ними двухлитровые «Оболони» или делился какой-нибудь набежавшей на меня чушью примерно под тем же градусом.

Они здороваются со мной в очередях за свои «Беломором», когда я со своим ребенком, похожим на меня, как я сам, стою в очереди за пивом.

На улице, когда мой ребенок, похожий на меня, как я сам, идет со мной за пару своих пальчиков.

Когда я сам на себя не похож, я познакомился с ними. Расшаркавшись с ними за руки, я недоумеваю – неужели это я, с женой, с дочерью, с квартирой, с машиной, с кипой документов на право собственности, которая (кипа) превышает объем мною написанного с восьмого класса. Рассказов всяких, повестушек.

Неужели это не я сейчас с Жирным, с Ромой, в конце восьмого класса, страдаю, от того, что моя первая девушка Таня Колесникова меня кинула, а Жирный говорит, мол, ребят, надо последить, чтобы он чего с собой не натворил.

Нет, не я. А Рома бы сказал, что кипа - это какой-то там его еврейский элемент одеяния.

Link | Leave a comment {3} |

They say Jump

Aug. 2nd, 2010 | 10:44 pm
music: Елочные игрушки_Андрей Родионов_девятиэтажки

Сегодня было очень забавно: у меня высокий подоконник в коридоре, где периодически еще курят две женщины, а обе, я знаю, живут в четырехкомнатных квартирах – одна из них – жена какого-то толстопузого чина из каких-то российских силовиков, что позволило ему взгромоздить на крышу антенну высотой чуть ли не в половину дома,

так что меня гуляющие (с детьми) отцы все время спрашивают, мол, что у тебя там на крыше, высотой чуть ли не в половину дома, а я сам не знаю, а отцы эти сами, утробные какие-то функционеры,

работающие на государство с солидной важностью, чтобы не особо это раскрывать, они, даже если их работа в том, чтобы укладывать водопроводные люки вместо асфальта, чтобы паять ненужные провода на парковках, чтобы сидеть рядом со специальным взвешивательным автоматом на праздниках, который взвешивает вес за десять рублей у желающих,

потрясывая наручными часами, говорят о своих заработках вскользь, с преувеличенной важностью, с наслаждением тем, что им за тридцать, с отвратительным спокойствием и семейственностью, с которой они относятся к своим детям.

Они относятся к своим детям, как к тому, что должно быть, и от этого так страшно за детей, мама, если бы ты у меня была, как же страшно. Тесть и теща, которые у меня есть, у которых двое, а если на внучек помножить, то четверо, как же страшно – что есть дети потому, что они на то и рождаются, чтобы быть дети.

Вторая – какая-то хрупкая дама с четвертого, и я даже не знаю, зачем она.

Словом, я залез на подоконник с полным намерением наконец-то. Долго сидел и раскачивался, все себя готовил, амплитуду увеличивая.

Внизу сидели дети, а одна из них была даже сформировавшаяся какая-то деть, я углядел даже, а она посмотрела вверх, и они начали смеяться все эти вчетвером, пальцами кивать, и крикнули мне: а у тебя парашют есть?

Мне стало отвратительно, и я слез, хотя бы потому, что я люблю тебя.

Link | Leave a comment {4} |

Рецензия

Jul. 29th, 2010 | 10:29 pm

У иностранцев, я так понимаю, все время так получается: когда они снимают фильм о загадочной русской душе, получается всё равно о черной икре, которую расписными ложками, залив водкой, ест Ленин.

Всё правильно: загадочная русская душа, определение из серии какие-то там мужики настолько суровы…, которое мы видим примерно так же часто, как черную икру на наших столах, в честь праздника святой троицы, крещения руси, казанской божьей матери и других рождеств, отмечаемых нашим народонаселением с размахом, достойным самолета даже до вшивого Иваново, чего уж там до Владивостока.

Короче, голландская режиссерка сняла не фильм, а необязательный столовый набор к свадьбе от будущей тещи о Борисе Рыжем, понадергав, как ей показалось, самых показательных (отчаянных?) цитат из его стихов, снабдив это медленными кадрами вздорных бабусек, даунов Петей, реального незубастого уркагана, которому только не хватает разбушлатиться в тамбуре, ну и других прелестей, типа русской зимы, не удосужившись даже узнать, что в ту самую загадочную русскую (зиму) (душу) обмерзлое пиво пьют все повсеместно (под)по(д)вальные обитатели отвратительных (кто их только выдумал) меховых стоячих шапок и обитательницы обтягивающих теплых, старозаветных легинсов, с еще большей, отчаянной интенсивностью, в надежде дожить до лета, когда всё это можно будет делать уже обнажившись до животов и полных, в автобусную гармошку, бедер. Это тоже загадка русской души, так же, как из продуктов русского автопрома безнадежно показывают иноверские «факи» в случайно забредшую иностранную видеокамеру, не боясь при этом вовремя не переключиться на нужную передачу с помощью рычажка с дебильной розочкой у его верхнего основания, да посмотреть на кивающую головой собачку рядом с рулем. Такие вот молчаливые дебилы и возили Рыжего мимо кладбища, цирка, острога.

Сын Бориса говорит о том, что папа поступил как дурак. Если бы вечность была, папа бы мог хорошо вдарить сыну, с которым не бродил за руку по листьям сухим, как однажды мне влепил мой отец, лет в семь, когда я сказал, мол, вот, мы рыбы наловили, а мама ее «жрать будет». Я тогда, помнится, упал в канаву.

Еще там есть музыка Beirut. Музыка богобожественна, но, право слово, земная шваль, бандиты и поэты из Свердловска, ржали бы, узнав, что фамилия музыканта – Кондон.
Василий Кончев, Гончев – «Ге»! – как писал Рыжий в самой прекрасном, что сделал он, не говоря уже о режиссерке из Голландии.

Link | Leave a comment {3} |

Отпускдача

Jul. 22nd, 2010 | 08:22 pm

Да, говорит тесть, Серега женился уже поздно - за тридцать ему было, то в футбол играл, а потом он инженер по профессии, много ездил на поездах, работа была такая.

Сын (младший) - в армии, дочь старшая - аппетиная, безмолвная коровенка с грудями, с мужем-таксистом, с прелестным сыном двух лет, который еще и двух слов то не связывает связно.

Сам "Серега", Сергей Александрович, с золотым под позолоту браслетом(,)лет около шестидесяти.

Они с друзьями переговариваются либо фразами из отечественных кинофильмов разлива тех лет, когда дело было в Пенькове и прочая свадьба в малиновке,

либо сколько ушло машин гравия на то, чтобы покрыть какую-то там дорогу. Даже мата нет.

Когда я спросил Сергея Александровича, за кого (дискурс подтягиваю к дискурсу) он будет болеть в финале ЧМ, он сказал "Я болею за футбол".

От всего этого мне стало так тоскливо, что я налил, выпил, но ничего - увы - так и не понял от этого, кроме того, что Улька стремглав несется в маленький надувной бассейн.

Я налил еще, выпил, но всего лишь заснул, отныне, и во веки веков, аминюшки, блядь.

Я болею за покрытое двумя самосвалами гравия футбольное поле.

Link | Leave a comment {1} |